Военные дела пацинаков в XI веке

§ 12. Военные дела пацинаков в XI веке, автор Петр Фридрих Сум.

§ 12. Военные дела пацинаков в XI веке

В ХІ веке встречаю я следующие военные дела пацинаков: мужественный польский король Болеслав 1013 года вел войну с русским великим князем Владимиром при помощи немцев, но имел и пацинаков с собой, которых он, не смотря на то, что они были у него в гостях, приказал всех умертвить[1].

1015 года греческий император Василий узнал, что болгарский царь Иоанн и воевода Кракрас соединились вместе и поджидали вспомогательного войска пацинаков, почему он сам выступил в поход с многочисленным войском к Булгарии, но пацинаки не пришли[2]. В тот же самый год умер российский князь Владимир, почему открылась война между двумя сыновьями его Святополком, княжившим в Киеве, и Ярославом, князем Новгородским. Первый имел пацинаков как вспомогательное войско, но был побежден 1016 года в кровопролитном сражении и принужден бежать в Польшу. Там склонил он на свою сторону храброго короля Болеслава, который с сильным войском поляков, с 300 немцов, 500 венгров и 1000 пацинаков вошел 1018 года в Россию и, победив Ярослава в великой битве, вошел в Киев.

Дитмар, епископ Мерзебургский, живший в те времена, свидетельствует, что между различными народами, жившими в Киеве, были и хищные пацинаки. Но вскоре потом Ярослав пришел назад, и вошел снова в Киев, а Святополк убежал к пацинакам и возвратился с сильной пацицакской армией. Тогда произошло кровопролитное сражение, но наконец Ярослав одержал победу, а Святополк был принужден бежать и умер во время бегства[3].

Около 1026 года пацинаки вторглись в Булгарию, принадлежавшую тогда грекам, умертвили и взяли в плен множество народа, полководцев и воинов. Почему император Константин сделал наместника сирмийского Диогена герцогом булгарским, который часто нападал на них, когда они были в рассеянии, и принуждал их переходить через Дунай.

В правление императора Романа в Греции пацинаки 1031 года ограбили Мизию, то есть Булгарию.

1035 года, в царствование греческого императора Михаила, они опустошили всю Булгарию до Фессалоники в Македонии, а 1036 года весной они сделали трижды нападение на ту же самую землю, опустошили всё и перебили, без различия возраста, всех своих пленников самым мучительным и жестоким образом. Они пленили тогда же пять полководцев[4]. В тот же самый год они сделали нападение на Россию и осаждали Киев, тогда как великий князь Ярослав находился в Новегороде. Но он возвратился с многочисленной силой, состоявшей из руссов, славян и варягов, и победил их, наконец совершенно после упорного сопротивления. На том месте, где происходила битва, сооружена потом церковь Св. Софии.

Ломоносов говорит, что с того времени не было более слышно имя пацинаков; но это опровергается следующими происшествиями из истории их[5]. Между 1044 и 1050 годами пацинаки опять имели дела с греческим императором Константином Мономахом. Кедрин пишет об этом так[6], и делает притом следующее достопримечательное описание состояния пацинаков в те времена: «Они – скифский народ, из царственных скифов, великорослый и многочисленный, против которого никакой другой скифский народ один устоять не может.

Он делится на тринадцать племен (здесь или Кедрин ошибается или со времени императора Константина случилась у пацинаков значительная перемена, ибо в его время было их только восемь), которые хотя все назывались пацинаками, но каждое из них носило на себе имя своего князя. Они жили между Дунаем и Днепром до Паннонии, и переходили с места на место, живучи под шатрами. Ими управлял тогда Тирах, сын Киетера, из одного весьма знаменитого племени, но, впрочем, миролюбивый и спокойный.

Кегенес, сын Балтцара

В тоже самое время был там еще некто по имени Кегенес, сын Балтцара, весьма низкого происхождения, но храбрый и опытный в войне, побеждавший часто уцов, делавших нападения и бывших уннским народом, тогда, как Тирах не только не осмеливался противустать им, но даже скрывался от них в озерах и болотах при Дунае. Почему пацинаки хотя имели уважение к Тираху за его высокое происхождение, но они любили Кенегеса за его храбрость. 

По этой причине Тирах возненавидел Кенегеса и решился лишить его жизни. После нескольких тщетных покушений втайне на жизнь, он послал, наконец, отряд напасть на него и убить. Но Кенегес убежал и скрылся в болотах при Днепре. Оттуда возбудил он свое собственное племя белемарнис и другое по имени пагуманис отпасть от верховного правителя.

С этими двумя племенами он вступил потом в борьбу с Тирахом, имевшим на своей стороне одиннадцать племен; но он был побежден множеством и принужден бежать.

Скитавшись долго по болотам, он решился, наконец, передаться греческому императору. Он отправился к Доростолу на один остров с 20 000 своего народа и дал знать наместнику страны Михаилу, сыну Анастасиеву, кто он и что он ищет императорского покровительства. Император, получив известие о сем, приказал дать содержание его народу, а его привести со всеми почестями в Византию.

Там он был принят дружески и великолепно, сделан патрицием, вписан в число римских друзей и получил в подарок три замка при Дунае со многими землями; он со своей стороны дал обещание креститься и уговорить к тому же своих единоземцев; что и совершено монахом Евфимием, который крестил их всех при Дунае.

Кенегес принял потом свои новые земли при Дунае во владение и укрепившись там против всех неприятельских нападений, переходил через Дунай в Пацинакию и грабил то с 1000, то с 2000 человек, то с большим, то с меньшим числом.

Он убивал всех мужчин, а жен и детей уводил и продавал грекам. Почему Тирах отправил посла к императору и приказал ему сказать, что так как между ими заключен союз, то ему надлежало или не принимать Кенегеса или по крайней мере воспрепятствовать ему делать вред друзьям римлян, угрожая войной, если это не прекратиться.

Император принял посла с презрением, просил Михаила и Кенегеса охранять берега Дуная и дать ему знать, если покажется какое-либо большое войско, чтоб он мог послать туда западные войска и тогда же отправить сто галер, имевших в три ряда весла, к Дунаю для воспрепятствования через него перехода пацинакам.

Нападение Тираха

Тирах выждал пока наступила зима, перешел через замерший Дунай с 800 000 человек, как носился там слух, и начал разорять и опустошать всё. Император, узнав о том, послал македонские и болгарские войска вместе с войсками из Адрианополя в помощь Михаилу и Кенегесу. С ними Кенегес нанес пацинакам великое поражение. К тому ж случилось, что им попалось в руки множество скота, вина и меду. О последнем они даже не слышали прежде, и потому пили его так, что получили ужасный рез, и многие из них умирали от него каждый день. В таком состоянии напал на них Кенегес, и это нападение устрашило их так, что они положили свое оружие, а Тирах и другие князья сдались пленными.

Кенегес советовал умертвить их всех, ибо змию, говорил он, должно убивать зимой, когда она не может шевелить своим хвостом, чтоб она не причиняла вреда, когда отогреется теплотой солнца. Но римские полководцы не находили удовольствия в таком поступке и признавали, что он несообразен с римской кротостью, и что лучше рассеять их по пустым землям Булгарии, ибо через это император может получать значительные доходы и вместе иметь воинов против турок и других варваров. Последнее было приведено в исполнение, впрочем, Кенегес умертвил всех пацинаков, доставшихся ему в плен, исключая тех, которых он продал, и возвратился потом в свои поместья.

Прочие по отобрании у них оружия были рассеяны наместником Булгарии Василием Монахом по полям близ Сардики, которые были опустошены и лежали недалеко от Софии, Наиса, теперь Ниссы, и Евтзапеля.

Тирах, напротив того, со 140 другими мужами был отведен к императору, который принял их ласково, повелел окрестить и оказывал им великие почести, так что они вели у него жизнь спокойную.

Вскоре потом возгорелась у императора война с персидским султаном и он вооружил тогда между прочими 15 000 пацинаков и поставил над ними четырех предводителей из пацинаков же, находившихся в Константинополе: Сультцума, Сельте, Карамана и Каталейма. Он дал им значительные дары и прекрасное оружие. Его намерение было – послать их в Иверию, чтоб они сражались там с персами. Переправившись в Азию и дошедши уже до Мелитены, Каппадокийской страны близ Евфрата, они собрались на совет, называвшийся у них кементоном, и советовались, как бы им сделаться свободными.

Мнения были различны, но наконец Каталейм уговорил их соединиться со своими единоземцами в Булгарии, хотя они не имели кораблей, и хорошо знали, что он не может достать их. Приехав к морю (вероятно к Геллеспонту, ибо через Босфор они не осмелились бы переплыть, потому что им надлежало бы проезжать прямо мимо Константинополя), он пришпорил свою лошадь, сказав: «Тот, кто хочет спасти себя и всех пацинаков, следуй за мною!» и пустился вплавь через море, сопровождаемый то одним, то другим, потому что они все были на конях, а на конец всеми, так что некоторые потеряли свое оружие, но другие сберегли его.

Таким образом они переплыли на другую сторону подле Святого Тарасия и поскакали, не встретив нигде сопротивления, к своим единоземцам, с которыми соединились у Триадицы, а потом и с жившими по другим местам, и, вооружившись топорами, косами и другими земледельческими орудиями, двинулись против Филипполя, перешли через гору Гем (Балканы), и поставили свои шатры при реке Осьме по полям близ Дуная; один Сельте остался в Либице, но во время неожиданного нападения на него Арианитою с македонскими войсками, потерял свой лагерь и был принужден бежать.

Место, на котором укрепились пацинаки, называлось Сто Высот и составляло пространную равнину между Гемом и Дунаем к морю, покрытую хворостом и лесом, и имевшую множество воды и лугов.

В таком состоянии Кенегес был позван ко двору, но три пацинака напали на него ночью и нанесли ему несколько ран во сне, не смертельных, впрочем, потому что сын его Балтацар с некоторыми другими подоспел к нему на помощь и схватил их. Балтацар приказал посадить отца в четырехколесную повозку, которую везли две лошади, и сопровождал его сам с братом своим Гулином пешком, тогда как все другие пацинаки ехали верхом, а убийцы, связанные, были ведены позади. Сам он ничего не мог сделать им, потому что они ссылались на императора, которому на вопрос, почему они это сделали, отвечали, что Кенегес был неверен и намеревался рано утром ограбить город, умертвить всех жителей его и возвратиться к пацинакам.

Император, который был чрезвычайно подозрителен, поверил доносу их и оставил дело без всякого исследования, а самого Кенегеса, под предлогом заботливости о его здравии, приказал держать под стражей, двух сыновей его разослал по своим местам, а его пацинаков приказал угощать мясом и напитками, но искал только случая лишить их оружия и лошадей и заточить в темницу. Убийцам дал свободу идти, куда хотят.

Пацинаки Кенегеса притворились, будто бы ничего не примечали, но во время ночи пустились в путь, шли не останавливаясь и соединились с другими пацинаками, после чего они все вместе расположились станом у крепости Авлы, при входе Гема, недалеко от Адрианополя, и грабили.

Западный полководец магистр Арианит выступил против них и в начале имел некоторые преимущества, но потом потерял значительное сражение подле крепости Дамполя. После чего император старался привязать к себе Тираха и других пацинакских князей, бывших в столице, дарами, и заставил их клясться, что они усмирят своих единоземцев, и отпустил их из города.

Он призвал восточные войска для вспоможения и поставил правителя Никифора воеводой над ними, присоединив к нему Катаколона, назначенного в полководцы к восточным войскам, и Эрвевия Франкопула, командовавшего своими единоземцами франками. Но Тирах и другие, освободившись из столицы, соединились с своими единоземцами.

Римляне были так надменны, что везли с собой канаты и веревки для вязания пацинаков и в особенности много тщеславился воевода Никифор. Но когда при Диакене, недалеко от Ста Высот, дело дошло до сражения, то римские полководцы обратились в бегство; только Катаколон с некоторыми из своих слуг и родных сражался храбро, почему все они погибли, исключая самого Катаколона, который хотя получил несколько глубоких ран, но был найден между мертвыми одним пацинаком по имена Галином, который, узнав его и открыв в нем признаки жизни, приказал перенести в свой шатер и ходил за ним, так что он выздоровел. Пацинаки овладели римским станом, и нашли в нем множество оружия.

В 1050 году император послал против них полководцем Этериарха Константина как с западными, так и восточными войсками. Он поставил свой стан близ Адрианополя, куда неожиданно пришли пацинаки 8 июня. Между тем, как воевода, собрав военный совет, советовался, выгодно ли им дать сражение, напал на них патриций Самуил Вурцес, человек гордый и смелый, командовавший пехотой, и придя в замешательство, послал за вспомогательным войском к воеводе, который против своей воли принужден был начать тогда сражение, которое и было проиграно, не смотря на то, что не много было убитых, между которыми были, впрочем, два знаменитых полководца – Михаил и Арианит.

Прочие убежали в стан, где были осаждены пацинаками, которые старались наполнить ров. Но как скоро пацинакский предводитель Сульц был убит стрелой с катапульты и греческий полководец сделал вылазку из Адрианополя, что заставило думать пацинаков, что это был Василий с болгарскими войсками, поджидаемыми на помощь, то пацинаки рассеялись и разбежались, куда кто мог.

После чего император выслал опять многочисленное войско, в котором были также франки и варяги, предводимые Никифором Вриеннием, под именем Этнарха, то есть народного князя. Он извлек и Кенегеса из заточения с обещанием склонить пацинаков к миру, которые после сражения при Адианополе сделались так надменны, что ни во что ставили римлян, но грабили и жгли Македонию и Фракию и убивали даже грудных младенцев.

Некоторые из них были так дерзки, что подошли к Константинополю, где они, впрочем, все ночью, пьяные и погруженные в глубокий сон, были перебиты. Их головы были привезены на земледельческих телегах к императору. Кенегес отправил тот же час послов к пацинакам, которые поклялись во всем следовать его воле; после сего он сам отправился к ним, но был вдруг умерщвлен и изрублен в куски.

Между тем император послал опять нового полководца к войску – патриция Михаила Аколуфа, долженствовавшего действовать заодно с Вриеннием. Они победили неприятельское войско при Голоаме, а в другой раз при крепости Топлице. Почему пацинаки вышли из Фракии и опустошили страну у подошвы Гема, а потом вторглись в Македонию, где греческие полководцы нечаянно напали на них ночью в их стане, когда они спали после вечернего пиршества при звуке флейт и цимбал, и перебили их всех.

Военные дела пацинаков в XII веке

Военные дела пацинаков в XIII веке/p>

Такое поражение сделало пацинаков осторожными, так что они с того времени выходили на грабеж со всей осмотрительностью. После этого император приказал всем войскам, как восточным, так и западным, двинуться против них, равно как и Василию Синкелу с болгарскими, поставив Михаила Аколуфа воеводой над всем воинством. По прибытии его пацинаки укрепили свой стан подле Периславы (в Булгарии) валом и глубоким рвом и заперлись в нём все. Римляне осаждали его долго, но тщетно, и начали, наконец, нуждаться в провизии.

Почему они сняли осаду ночью, но Гирах заметил это и, приказав сделать засады на дорогах, по которым римляне долженствовали возвращаться, нанес им великое поражение. Между мертвыми находился Василий Синкелл. Император был очень опечален таким происшествием, собрал народ снова, даже нанимал. Пацинаки, узнав об этом, послали к нему и требовали мира, после чего было заключено перемирие на три года».

Это повествование Кедрина объясняет то, что в противном случае было бы темно и что позднейшие писатели поставляют вне сомнения: именно, что пацинаки и влахи или валахи жили в ХІ и ХІІ веке между другими народами в Булгарии; ибо что касается до последних, то мы не имеем причины сомневаться в том, что они пришли в нее вместе с пацинаками, ибо они занимали нынешнюю Молдавию и Валахию прежде, нежели турки победили их, которые в свою очередь были побеждены пацинаками, о которых нельзя думать, чтоб они совершенно истребили и вытеснили валахов, потому что имя Валахии свидетельствует противное.

Глика[7] говорит в немногих словах, что пацинаки в царствование Мономаха опустошали западные части империи. Этот писатель заключает свою историю 1118 годом. Зонар[8] делает очень красноречивое извлечение из Кедрина. Мир, заключенный между римлянами и пацинаками, продолжался недолго, ибо последние нарушили его в правление Исаака Комнина, царствовавшего с 1057 до 1059 года, и вышли из своих убежищ.

Император выступил против них, почему все они по своим племенам и князьям заключили с ним мир, исключая одного Сельте, который убежал в болота Дуная и держался на одной скале. Он дерзнул противиться императору и на равнине, но был побежден и совершенно усмирен, а его крепость была взята и разрушена[9]. Глика[10] и Зонар[11] рассказывают об этом так же. Во время Константина Дуки, в шестой год его правления, то есть в 1065, уцы, народ гуннский, которые были благороднее и многочисленнее пацинаков, перешли с 600 000 ратных мужей через Дунай и победили римлян. Но между ними открылась моровая язва, почти истребившая их, другие были перебиты болгарами и пацинаками, а немногие убежали за Дунай[12].

В бытность Михаила Дуки греческим императором, с 1071 по 1078 год, возмутился против него некто Нестор, управлявший страной при Дунае, соединился с пацинаками и князем их Татом, и грабил в Македонии и Фракии, но наконец был принужден, не совершив ничего важного, бежать к пацинакам. Пейсеонель[13] думает, что этот Тат сообщил свое имя одному племени в Крыму, называемом татарами тат-эли и живущему по горам, и говорит, что это случилось тогда, как пацинаки сошли к Черному морю; но поелику этот писатель не приводит ничего далее и притом мало сведущ в истории пацинаков, то я полагаю, что это известие должно отнести ко многим ошибкам, которыми наполнено его сочинение.

В царствование того же императора пацинаки осаждали Адрианополь, опустошили окрест его лежащую страну, убили много людей и угнали невероятное множество скота. Вриенний, возмутившийся тогда против императора, старался золотом и другими дарами склонить их к тому, чтоб они возвратились назад, что он и привел в исполнение[14].

Никифор Вриенний кесарь[15], женатый на дочери императора Алексея Комнина Анне и живший еще 1118 года, свидетельствует, что скифы, так он называет их везде, почти внезапными нападениями опустошали Фракию и Македонию, и что Вриенний победил часть войска, перешедшего через Гем и опустошившего страну около Херсонеса.

Что он взял в плен многих из них и поэтому заключил мир со скифами, возвратив им пленных и взяв несколько человек из знатнейших в заложники. Никифор Вотаниат был греческим императором с 1078 по 1081 год. В его правление пацинаки, в соединении с куманами, осаждали Адрианополь, сожгли с помощью одного костра много домов и возвратились потом назад[16].

В сражении против возмутившегося Вриенния они были на стороне императора, стояли на левом крыле и, предводимые Константином Катакалом, обратили в бегство своих супротивников и ограбили обоз, получив в добычу множество лошадей и прочего. В другой раз они грабили границы Булгарии, особенно всю страну между Ниссою и Скопиею, но по приходе Алексея Комнина обратились в бегство[17].

В долговременное царствование Алексея Комнина, с 1081 по 1118 год, случилось различное с пацинаками. Некто манихей по имени Бальб возбудил преданных этой секте к возмущению и заключил союз со скифами (так называет их Анна Комнина почти везде), жившими при Дунае, осадил Глабиницу и Дристру и склонил их управителей на свою сторону, а потом женился между скифами на дочери одного знатного человека[18]. Через несколько времени вторглось великое множество пацинаков во Фракию и Македонию и грабили ту и другую.

Император выступил против них, но проиграл первое сражение, потом имел однако ж счастье победить их в гораздо большем сражении[19]. Зонар[20]рассказывает об этом так: пацинаки оставили свои собственные земли и, вступив в Римские области, грабили всю Фракию и Македонию. Император потерял первое сражение, потому что его воины презирали своего врага. Потом они сделались осторожнее и, призвав в помощь Бога, победили врагов, из которых многие погибли, а другие положили оружие и требовали пощады, которые были взяты потом в плен и проданы.

Сильнейшим из молодых людей император дал, как для них, так и для их жен и детей, земли для возделывания в Могленской области, и составил из них прекрасный батальон, который еще во время Зонара, через свое потомство, был в силе и назывался пацинаками могленитами. Из этого повествования Зонары видно, что пацинаки еще до того времени занимали свою прежнюю землю на север от Дуная, но имели ли они еще что-нибудь на восток от Днепра, того не осмеливаюсь утверждать; скорее сомневаюсь, смотря на возрастающую силу уцов и руссов в тех странах и на многие случаи, в которых могущество пацинаков было ослаблено, в особенности на большое сражение, которое они потеряли против российского князя Ярослава, и еще более на то множество, которое под предводительством Тираха оставило ту землю.

Известно, по крайней мере, что большая часть войн, веденных ими после этого времени против греков, были ведены пацинаками, жившими в Булгарии. Никто впрочем не может заключать из повествования Зонары, что все пацинаки оставили землю на север от Дуная; нет, там остались многие, жившие там еще долго в последствии времени.



[1] Ditmar. in Leibn. Script. Brunsw. T. I. p. 597.

[2] Cedrenus Corp. Byz, Tom. 8. p. 557.

[3] Lomonossow, p. 175 – 184. Mṻller, p. 171 – 184. Но, кажется, должно поставить 174. Ditmar. in Leibn. Script. Bronsw. Tom. 1 p. 426 et 427.

[4] Cedren. ibid. p. 576 et 578.

[5] Lomonossow, p. 188. Mṻller, p. 187et 188. Dlagossi Histor. Polon. L. 2. Т. 1

Col. 188.

[6] Ce4ren. Іbid. Tom. 8. p. 606 – 609, 611 – 617.

[7] Corp. ByzTom. 9. p. 248.

[8] Ibid. Tom. 10. Pars 2. l. 18. p. 202 et 203.

[9] Joannes Scylizzes. Сorp. Byz. Tom. 8 p. 633.

[10] Ibid, Tom. 9. p. 250.

[11] Ibid. Tom. 10. Pars 3 1. 18. p. 912.

[12] Scylizzes ibid. Tom. 8. p. 637 et 638. Glycas Tom 9. p. 251. Zonaras Тom. 10.

Pars 2. p. 215.

[13] Obervat. histor et georg. p. 171

[14] Scytozes ibid. Tom. 8. p. 667 et 672. Zonaras Tom. 10. Pars 2, p. 226 – 228.

[15] Ibid. Tom. 7p. 21, 49 et 57.

[16] Scylizzes ibid. Тоm. 8, p. 677.

[17] Ibid. Tom. 7. p, 67 et 756.

[18] Anna Comnena, ibid. Тоm 1l. p. 126.

[19] Glycas, ibid. Tom. 9. p. 258.

[20] Ibid, Тоm. 10. Pars. 2. p. 235.

Печенеги - Википедия.

Читать далее >>>

Военные дела пацинаков в XI веке по записям камергера Петра Фридриха Сума в книге "Исторические рассуждения о происхождении народов". 1846 год.

На современный русский язык книга была переведена крузо.рф.

При копировании текста, ссылка на сайт крузо.рф обязательна.

Робот Крузо рекомендует вам:

приколы бигмир рф

Нет изображений

Факты о Крузо

Читать или скачать книгу