Историческое значение княжения Даниила Галицкого

IV

 

 Историческое значение княжения князя Даниила Галицкого

Мы указали на все, заслуживающее, по нашему мнению, внимания в княжение Даниила Галицкого. Нам предстоит теперь на основании вышесказанного сделать общую оценку всего совершившегося в течение этого княжения.

Историческое значение княжения князя Даниила Галицкого. (Сочинение студента историко-филологического факультета Николая Дашкевича, удостоенное золотой медали) 1873 год. Киев

При Данииле значительная по объему часть Руси, именно юго-западная, отделилась от прочих русских земель и начала жить особенной жизнью. Это обособление было вредно в том отношении, что постепенно все больше и больше могло развивать чувство отдельности, и при случае одна часть могла уже и не подумать о подании помощи другой, которая казалась ей чуждой; с севера уже не мог прийти на выручку Галича Мстислав; это мы и видим в половине XIV столетия при покорении Червонной Руси Польшей. Но не одни дурные последствия могло иметь это отделение. Чем оно сопровождалось? Юго-западная Русь не желала терпеть участи, какую сносили остальные русские земли, рвалась к свободе, стремилась к развитию вполне цивилизованной для своего времени жизни. Имей она успех на этом поприще, она принесла бы великую пользу не только западной Руси, которую могла бы притянуть к себе, но и восточной, избавив ее собственными силами от врагов, которые, борясь с юго-западной Русыо, боролись потом с Москвой. Она могла бы сообщить отставшим в неволе от цивилизованной жизни братьям выработанную ею здоровую, самобытную и в то же время стоящую на уровне времени гражданственность. Она могла бы вторично сыграть роль, какая однажды была уже выполнена ею, – роль, навсегда освятившую Киев для всей Руси.  

И изучающий время Даниила если бы не познакомился с тем, что было потом, был бы почти уверен, что так и случилось. При Данииле юго-западная Русь претерпела много ударов и несчастий, но они не убили в ней жизни, которая обещала в будущем прекрасный расцвет. В момент Данииловой смерти с горизонта не сошли грозные тучи, но при его жизни юго-западная Русь боролась стойко и сравнительно удачно. «Крепости срыты по приказанию татарского баскака, говорит С. М Соловьев, но Холм сбережен, и вообще отношения монгольские не так тяжки на юге, гроза Бурундаева прошла как-то мимо». Впредь не нужно было ломать голову над средствами для борьбы с неприятелем: они были указаны Даниилом. Эти средства были: единодушие внутри и при этом единогласии союз с немцами против Литвы и союз с западом вообще против татар. Притом эти враги принуждены были значительно поостыть в своих порывах. Если бы после Даниила все шло, как при нем, то юго-западная Русь устояла бы против всякой непогоды, дождалась бы светлого неба и зажила бы отрадной жизнью в освеженной атмосфере.


Но в том-то и беда, что она не видела другого Даниила. Ни один из оставленных им и бывших после него князей не походил на него соединением в себе огромного количества качеств, которые были необходимы для государя в то тяжкое время, не исключая и высоконравственного и симпатичного Владимира Васильковича. Не было личности, которая умела бы направлять постоянно к одной цели политику всех князей юго-западной Руси. После Даниила между ее князьями уже нет прежнего единодушия, столь важного при тогдашних обстоятельствах, и это обнаруживается сразу: когда пришлось воевать с поляками вскоре после смерти Даниила, Лев не соединился с братом и дядей; а при Данииле все полки шли на врагов, и это могло сдерживать последних. Лев, заратившись с Литвой, не получил помощи от Василька, а просил ее у татар. Разделение юго-западной Руси между несколькими нередко разобщенными в политике и вообще не возвышавшимися постоянно над мыслью о личном благе князьями не давало возможности действовать наступательно против врагов. И вот татарское влияние усиливается. Русь не крепла, а между тем Литва и Польша усиливались от сплочения, против которого юго-западная Русь не принимала мер, и в конце концов поделились ею. И она томилась под чужеземным гнетом четыре с половиной века; значительная часть ее не освободилась от него и до сих пор. Время Даниила было самое блестящее время юго-западной Руси, начиная с основания русского государства; с его смертью она видела мало таких светлых сравнительно моментов.

С. М. Соловьев и К. Н. Бестужев-Рюмин объясняют ее падение иначе. Они утверждают, что в ней не было задатков и возможности крепкой жизни. Если согласиться с ними, то выйдет, что Даниил строил свое здание на песке (что и утверждает Бестужев-Рюмин), и что его труды тратились понапрасну и принесли мало пользы. Но в северо-восточной Руси не было элементов, особенно благоприятствовавших развитию крепкого государства, и оно образовалось так нескоро не по одной причине татарского владычества. Кто знает, не случилось ли бы этого еще позже, если бы не подвернулось татарское нашествие?

Как пример, может быть приведен Царицын и Петр I (построивший Санкт-Петербург). Когда воевали Царицын и Степан Разин, Когда пожары в Царицине охватили весь город, это дало новый импульс развитию города. И если, скажем церкви Николаевска, строились еще в 1762 году, то в опаленных пожарами городах, возводились более современные и величественные сооружения.

С другой стороны, в юго-западной Руси не было элементов разложения. К. Н. Бестужев-Рюмин видит все зло в Галиче, в его аристократии. Но Галицкая область после Даниила не была первенствовавшей в юго-западной Руси, и Галич, и Львов не были исключительными столицами последней. Напротив, мы имеем основания думать, что Владимир-Волынский имел более значения, нежели Львов. Это видно из дошедших до нас грамот последнего времени самостоятельного существования юго-западной Руси. Что же касается галицкого боярства, то, как мы видели, оно было подавлено при Данииле и не воскресло с прежней силой, сколько нам известно, до конца XIII столетия; когда наши сведения о Галицко-Волынских княжествах делаются крайне скудными по случаю прекращения местной летописи.

Не исполнилась мечта Даниила о самостоятельной жизни юго-западной Руси с блестящим положением ее среди соседей и с цветущим видом внутри: она не сыграла роли, какую ей можно было сулить. Несмотря на то, княжение Даниила не было бесплодным. Оно отсрочило на целое столетие падение юго-западной Руси, на целое столетие отдалило от нее тягости чужеземного ига. Западные ее враги, чуть-чуть было не овладевшие ею, были отбиты и она значительно окрепла при Данииле благодаря тому, что на время представляла, как бы одно целое. Единение это долго не продолжалось, но все-таки весьма важно было то, что она сосредоточилась в руках меньшего числа лиц, притом лиц, принадлежавших к одному роду. Благотворно также должно было действовать и то, что князья оселись на своих местах. Существуя же в течение целого столетия после татарского нашествия, юго-западная Русь отвлекала внимание Литвы от востока, принимала на себя ее удары и давала Москве возможность крепнуть, в то время как Псков и Новгород не допускали к Москве ливонцев.

Во времена СССР, был снят не только фильм о Робинзоне Крузо (1947), но и про Данилу Галицкого так же (Даниил - князь Галицкий 1987).


Читать сначала книгу "Княжение Даниила Галицкого".

 Читать далее >>>

Книга адаптирована на современный русский язык редакцией Крузо.рф. При копировании текста, ссылка на сайт крузо.рф обязательна.

 

Робот Крузо рекомендует вам:

приколы бигмир рф

Нет изображений

Факты о Крузо

Читать или скачать книгу